Февраль 3, 2017

Врач как пациент

В рубрике используется материал сайта “ВладМедицина”. Ссылка на оригинальную статью.


Врач по призванию и лекарь от бога Антонида Лысикова прошла долгий и трудный профессиональный путь, ни на шаг не отступая от раз и навсегда выбранного жизненного кредо – помогать людям. Долгие десятилетия спасая других, поработав вирусологом в энтомологическом отряде, в спецбригаде скорой помощи, кардиологом в Славянской больнице и 24 года главврачом восьмой поликлиники, в 2013 году и самой Антониде Кирилловне понадобилась высокотехнологичная помощь по поводу ревматоидного полиартрита.
Администрация поликлиники №3 и специалисты департамента здравоохранения Приморского края идеально подготовили необходимую документацию, провели переговоры с Новосибирским НИИ травматологии и ортопедии, чтобы практически обездвиженная Антонида Лысикова не испытала в чужом городе бытового дискомфорта, задержек и проблем. В Новосибирске ей блестяще сделали эндопротезирование коленных суставов, а в медцентре ДВФУ – тазобедренного сустава.

Лекарь от бога
Лучшая ученица в школе по русскому языку Антонида Лысикова пошла по пути, как бы сейчас сказали, непрерывного профессионального образования – сначала окончила базовое медицинское училище, после – Владивостокский государственный медицинский институт. Помогать людям – было заложено в генетической программе этой удивительной женщины, призыв стать врачом звучал в ее душе с детства. Поэтому вопрос «учить или лечить» для нее не стоял.
– Моя миссия на этой земле – лечить людей, я родилась и живу, чтобы быть лекарем, – уверена Антонида Кирилловна. – Это исходит из глубины души, это ее зов, мое предназначение.
После окончания училища Антонида Лысикова два года проработала в краевой санэпидстанции, вирусологом в энтомологическом отряде:
 – Свою болезнь я «копила» сама с юности, своей беспрерывной работой и дурным характером, всегда была первой на «линии огня». Такая была семья, такое было воспитание. Мне замуж выходить, детей рожать, а я в глухой тайге исследую очаги клещевого энцефалита. Ситуация с ним была просто катастрофическая, похожая на диверсию. Это сейчас фиксируются единичные случаи, а тогда в одной, к примеру, Анучинской больнице по 60 человек лежало. А я еще совсем юной была, чтобы поступить, пришлось прибавить себе годы. Мы жили на границе, и тогда паспорт давали только в 19 лет, а мне 16-ти не было, когда я школу окончила. И вы можете представить, что мне, выпускнице училища, доверили должность врача-вирусолога.
Работа сложная и опасная, со мной по таежным дебрям ходил человек с ружьем и отстреливал переносчиков клещевого энцефалита – птиц, мелких грызунов. А я делала уколы живым мышам, и чтобы узнать заражены они или нет, потом давала общую оценку всему участку. Сведения подавали в медицинский институт на кафедру микробиологи, которой заведовала Нонна Мотавкина. И она очень просила главврача санэпидстанции отдать меня ей.
Перипетии жизни
Спустя два года суровой таежной практики Антонида Кирилловна поступила в ВГМИ, после окончания которого жизненные реалии оказались таковы: муж в море, на руках 11-месячная дочка. Кстати, еще на 4 курсе она выбрала специализацию врача-гинеколога. На распределении в крайздраве его руководитель Анатолий Потаповбезапелляционно заявил: «Пойдешь в скорую помощь».
– Родина послала – и я, врач-гинеколог, пошла на «скорую», куда деваться, – смеется Антонида Лысикова. – Проработала неделю, меня вызывает главврач и говорит, что решил перевести меня в инфарктную спецбригаду. Здесь я, конечно, приобрела тяжелый, но полезный опыт. Нареанимировалась столько…  До сих пор вспоминаю 24-хлетнего парня, который вернулся с рейса, садился на электричку, поскользнулся, упал в проем между ней и перроном  и попал под колеса. Мы приезжаем (а в то время у меня было три помощника), давление у парня 20, везти нельзя. На дворе ноябрь, в машине холодно. Доставили мы его аккуратно в крайбольницу, но это история с грустным концом, молодой парень скончался – разрыв единственной почки. И в сердце приходилось инъекции делать. На самом деле с технической точки зрения такие уколы простые, но делать их по-настоящему страшно. Хочу сказать, что в то время не могло быть ситуации, чтобы карета скорой помощи по каким-то причинам не доехала к больному. Даже если весь город накрывало снегом, и никакой транспорт не ходил, военные выделяли нам бронетранспортеры.
Проработав на скорой три года, Антонида Кирилловна получила вызов в первую городскую больницу, где пациента не могли вывести из комы. Когда после нескольких часов больная открыла глаза, то первой ее фразой, обращенной к врачу спецбригады, была: «А что вы делаете на скорой помощи?» Дала визитку и настоятельно попросила позвонить в горздрав. Оказывается, в администрации Владивостока женщина курировала здравоохранение и народное образование.
– У меня такой характер, что я не позвонила, – продолжает Антонида Лысикова. – Поступила в аспирантуру, а мужа крайком партии в это же время посылает в трехгодичную командировку в Славянку, поднимать рыболовство. Я как настоящая декабристка беру тогда уже трехлетнюю дочку и еду вместе с мужем. Направили в больницу врачом терапевтом-кардиологом. Каких только случаев не было, и куда я только не ездила! И постоянные ночные вызовы. Уважение к медицинскому работнику в то время было безмерным, его авторитет – непререкаемым. С нынешним положением вещей даже сравнивать некорректно.
Без замечаний и конфликтов
После трех лет работы в Славянке недолго проработала в больнице ФТИ напротив ГУМа, потом четыре года в должности заместителя главврача «седьмой» поликлиники, после – почти четверть века – Антонина Кирилловна руководила Владивостокской поликлиникой №8. И все эти годы ЛПУ не получило ни одного замечания, это задокументированный факт.
– Когда я пришла на должность главврача, коллектив поликлиники составлял 370 человек, – отмечает Антонида Лысикова. – И организация здравоохранения находилась на высочайшем уровне. К медучреждению были прикреплены автобусный парк, четыре автоколонны, 98-й военный завод. На каждом предприятии работал здравпункт с одним или двумя фельдшерами, в зависимости от численности коллектива. А в самой поликлинике находились два цеховых врача. Посылали бесплатно в санатории, регулярно проводили диспансеризацию. Каждый отвечал за каждого. Была отлична отлаженная система оказания максимально эффективной медицинской помощи. Конечно, мне пришлось многому учиться, но я старалась из всех, следуя принципу: «если ты делаешь какую-то работу, ты обязан делать ее на отлично». И будучи в качестве главврача я дала себе клятву, что любой возникший конфликт может проходить только от моего стола до двери кабинета, и ни при каких обстоятельствах не выходить за его пределы.
И такой подход принес свои плоды – в 2001 году на краевом конкурсе «Лучший врач третьего тысячелетия» победила терапевт именно «восьмой» поликлиники.
– А вот с «третьей» поликлиникой меня связывает вся моя жизнь, – акцентирует Антонида Кирилловна. – Главного врача Вадима Олейника знаю очень много лет. Я была постоянным свидетелем его роста как врача. Это человек высочайшей выдержки и профессионального уровня, отзывчивый, неравнодушный, он не понаслышке знаком с таким понятием, как милосердие и всегда помнит добро. Ему можно довериться полностью, без тени сомнения.
Низкий поклон от меня заместителю главного врача по клинико-экспертной работе Маргарите Назаровой, начальнику отдела мониторинга реализации государственного задания по оказанию высокотехнологической и специализированной медицинской помощи, санаторно-курортного лечения департамента здравоохранения края Ирине Новичихиной и консультанту отдела Ольге Дроздовой. Они организовали мне высокотехнологичное лечение настолько грамотно, профессионально и оперативно, что я, проработав в системе здравоохранения всю жизнь, искренне восхитилась и по достоинству оценила их работу.

Также сильно помогла начальник отдела лицензирования медицинской и фармацевтической деятельности Лариса Коротких. Это очень обязательные, ответственные и бескорыстные люди, большие профессионалы своего дела.

Врач в «шкуре» пациента
Дело в том, у Антониды Кирилловны начал быстро прогрессировать ревматоидный полиартрит со всеми соответствующими осложнениями и последствиями. Маргарита Эриковна и специалисты департамента здравоохранения активно включились в работу по оказанию помощи коллеге.
– Не думайте, они помогли не только мне как врачу, а огромному количеству самых обычных людей, – подчеркивает Антонида Лысикова. – Сначала меня отправили  в ДВОМЦ ФМБА России, но там ответственность за операцию, учитывая сопутствующие патологии, взять побоялись. Тогда собрали все необходимые документы, и меня отправили в 2013 году с сопровождающим – социальным работником «третьей» поликлиники Евгением Корчаком в Новосибирск. Я сама уже практически ходить  не могла. Ноги и руки распухли невероятно, боли были невыносимыми.
Я приехала в административный центр Сибирского федерального округа и не столкнулась вообще с какими-либо проблемами  – настолько хорошо проработали этот вопрос здесь, во Владивостоке. Огромная благодарность специалисту Новосибирского НИИ травматологии и ортопедии Владиславу Баитову, честь ему и хвала, передаю ему наилучшие пожелания здоровья и счастья в новом году. В нем удивительным образом сочетаются человечность, мужество, ответственность и высокий профессионализм. Мы оба страшно переживали, когда я ложилась в отделение. Но на следующий год я к нему поехала уже полностью спокойной и уверенной в его и собственных силах. Человек на своем месте, а сегодня это редкость и лично для меня большая радость.
Решиться на операцию в ее возрасте – это не просто большое желание Антониды Кирилловны вновь почувствовать себя здоровой и полной сил, это огромная сила духа, железная воля и неистребимая вера врача в благополучный исход. До операции Антонина Кирилловна вообще с постели встать не могла, а сегодня это цветущая моложавая женщина, способная самостоятельно ходить и искренне радоваться жизни. Кстати, она до последнего, уже с распухшими ногами и сильными болями бегала по родной больнице на каблуках, одетая «с иголочки». Говорит, что женщина, а тем более руководитель, не может позволить себе быть некрасивой, неэлегантной или неопрятно одетой.
ВМП без проблем
По словам Ирины Новичихиной, все документы пациентов, нуждающихся в ВМП, поступают в отдел мониторинга реализации государственного задания по оказанию высокотехнологической и специализированной медицинской помощи, санаторно-курортного лечения.

– Непосредственно они попадают секретарю комиссии, которая регистрирует документы и проверяет их на соответствие порядкам и нормам, установленным на территории России, и отдает их на рассмотрение членам комиссии, которую возглавляет зам. директора департамента здравоохранения Тамара Курченко, – поясняет Ирина Анатольевна. – Решение о том, показана ли пациенту высокотехнологичная помощь, принимает лечащий врач. Если он считает, что ни первичная медико-санитарная, ни первичная специализированная помощь, на текущей стадии течения болезни пациента не дает результата, то доктор в рамках программы госгарантий готовит комплект документов для оказания больному ВМП. И это очень важный момент – документы собирает не пациент, а лечащий врач.
Мы оказываем государственную услугу, которая длится 13 рабочих дней. За 10 дней члены комиссии принимают окончательное решение, и три дня нам дается для оформления электронного талона в специализированной информационно-аналитической системе Минздрава РФ. Через 13 дней пациент информируется о принятом решении. А оно может быть следующим: поставить на учет для оказания ВМП, отказать в постановке на учет или направить пациента на дополнительное обследование. Большая часть решений принимается в пользу пациента для оказания ему высокотехнологичной медицинской помощи.
Проблема в том, что у людей, особенно преклонного возраста, помимо основного заболевания, по поводу которого показано оперативное лечение, есть сопутствующие патологии, к примеру, сахарный диабет, и зачастую уровень глюкозы в крови не позволяет взять пациента на операционный стол. Человек обязательно должен быть тщательно обследован, чтобы не было очагов хронической инфекции.
 Напомним, с 1 января 2014 года высокотехнологичная медицинская помощь разделена на два раздела – за счет средств ОМС и за счет средств федерального бюджета, в зависимости от вида помощи, и они четко определены соответствующим постановлением правительства РФ. А пациент при одном диагнозе может нуждаться в разных видах ВМП. На сегодняшний день в России работают 136 федеральных медицинских учреждений, где оказывается ВМП за федеральные деньги. Из них два находятся в Приморье – медцентр ДВФУ и ДВОМЦ ФМБА России. По ОМС жителям края ВМП оказывают 22 медицинских учреждения.
Начальник отдела отмечает, что у Владивостокской поликлиники №3 обширный район обслуживания, в котором проживает достаточно много возрастного населения:
 – Конечно, большое число пациентов, прикрепленных к третьей поликлинике, нуждается в высокотехнологичной помощи. Это и кардиологические больные, и люди, нуждающиеся в эндопротезировании суставов, офтальмологической помощи. Там направляют пациентов на ВМП по всем профилям, доктора готовятдокументы, которые проходят через врачебную комиссию, возглавляемую Маргаритой Назаровой, и затем курьером доставляются в департамент здравоохранения. Дальше механизм вам уже известен. Антонида Лысикова – пациентка с тяжелой патологией суставов, и, безусловно, поликлиника не могла не направить ее на оказание ВМП, так как пациентка нуждалась в эндопротезировании суставов. В Новосибирске ей были заменены оба коленных сустава, а медцентре ДВФУ провели оперативное лечение по поводу эндопротезирования тазобедренного сустава. Операции прошли успешно, сейчас пациентка активно восстанавливается.
Аура любви и милосердия
Антонида Лысикова от души благодарна богу и всем людям, которые ей помогли. И когда она поворачивается спиной, никто вслед не скажет дурного слова. А это дорогого стоит. При этом врач добавляет, что она не подарок, не ангел, и не «червонец», чтобы всем нравится. Просто Антонина Кирилловна за свою жизнь сделала столько добра, помогла и подарила другим столько душевного тепла, создала вокруг себя такую ауру и атмосферу любви, милосердия и соучастия, что люди неосознанно платят ей той же монетой.
Это пример истинного служения своей профессии и пациентам, никогда не разделяя их по социальному статусу и положению в обществе. И она никогда за свою жизнь не отказала ближним в помощи и поддержке.
– Если происходит иначе, в профессии такому врачу делать просто нечего, – легко объясняет доктор. – Во мне такое отношение к выбранному делу и окружающим было изначально заложено богом, а потом воспитано и взращено родителями. По-другому жить и работать я не умею. Обобщая все поздравления с прошедшим Новым годом, хочу пожелать, чтобы у медицинских работников всегда были халаты белого цвета без единого пятнышка и привести несколько стихотворных строк:
Я верю, что пройдут года,
И в утвержденье жизни
Без войн, болезней, горьких неудач
Ему поставит памятник Отчизна
И золотом напишет слово «ВРАЧ»!