11 июля, 2015

Сестринское дело

В рубрике используется материал сайта “ВладМедицина”. Ссылка на оригинальную статью.


У них разные фамилии и разные должности. И если Ольга Резник и Наталья Стецюк – родные сестры, то младшая, Ирина Клюева, приходится им двоюродной. Но это не мешает сестрам искренне дружить и работать во Владивостоке в одной поликлинике – №3. Умницы, красавицы… Их пути в ЛПУ тоже были разные, при этом каждая из них – сильная самодостаточная личность, которая знает, чего хочет от жизни, и какой должна быть настоящая, «правильная» медицина.

Будни «неотложки»

Ольга с детства мечтала стать хирургом. Школу окончила с серебряной медалью и отправилась штурмовать Тихоокеанский государственный медицинский университет, но не добрала одного балла. Начались конфликты с мамой, которая требовала, чтобы она пошла на экономиста, но девушка проявила твердость и стояла на своем: «Хочу быть медиком, и точка!». Отучилась в Спасском филиале Владивостокского базового медицинского колледжа и устроилась фельдшером на скорую помощь. Через год работы, почувствовав на себе, как живут приморские медработники, юношеский пыл и энтузиазм поостыли, и перспектива стать врачом уже не казалась такой радужной как раньше. Проще говоря, романтические иллюзии не выдержали испытания суровой действительностью.

– Чтобы более или менее достойно жить, в нашей отрасли нужно работать,  как минимум, на несколько ставок, – считает Ольга Резник. – При этом нести огромную ответственность и не получать никакой благодарности. Поэтому я вняла советам мамы и все-таки пошла учиться на экономиста в ДВФУ. Когда трудилась на скорой, параллельно работала на о. Русском, а наша средняя сестренка, Наталья, уже была в команде третьей поликлиники Владивостока. А здесь как раз формировалась служба неотложной помощи, и главный врач, Вадим Владимирович, узнав, что я работаю в СМП, попросил Наташу, чтобы она привела меня. Заканчивался саммит АТЭС, и нужно было искать вторую работу. Так я оказалась здесь, на должности фельдшера доврачебного кабинета.

Но это по официальной записи в трудовой книжке, а фактически Ольга стала работать в службе неотложной помощи.

– Создать «неотложку» в поликлинике – отличная идея, – подчеркивает Ольга Павловна. – Мы работаем, чтобы снизить нагрузку на бригады СМП. То есть скорая скидывает нам вызовы, требующие неотложного вмешательства, мы собираемся и едем. Если видим, что пациент может самостоятельно ходить, записываем его к нашему терапевту, если же  он не может прийти сам, вызываем на дом врача, который назначает дальнейшее лечение.

По словам фельдшера, работа в службе неотложной помощи поликлиники отличается от выездов на скорой, в первую очередь, трудовым графиком.

– Здесь я работаю с 8 до 20 часов, – поясняет Ольга Резник. – Конечно, на скорой помощи все вызовы разные, много тяжелых, с угрозой для жизни. У нас же – более «легкие», они могут подождать. И психологически, конечно, легче, чем на скорой. Приехали, снизили температуру, нормализовали давление и записали к терапевту. Нас вызывают и пожилые, и молодые. Много обращений с ОРВИ, когда человек не в состоянии прийти в поликлинику, вызывает скорую, она перекидывает вызов нам. Мы приезжаем, оказываем первую помощь, выписываем сигнальный лист, на основании которого ему потом оформляют больничный. Организатор нашей службы и заведующий отделением узких специалистов Егор Кончаков – сам выходец из скорой, и он внедрил здесь ту же документацию и систему, по «образу и подобию». Бланки констатации смерти и сигнальных листов взяты оттуда.

Медицина как надежный тыл

О главном враче поликлиники Вадиме Олейнике у Ольги Павловны – самые теплые слова и уважительные эпитеты.

– Проработав в поликлинике три года, могу со всей ответственностью заявить, что Вадим Владимирович – очень человечный руководитель, – подчеркивает Ольга Резник. – Если есть какие-то вопросы, проблемы, сомнения – всегда можно прийти и поговорить, он обязательно выслушает, даст дельный совет, разрешит конфликтную ситуацию. Его заместитель по клинико-экспертной работе Маргарита Эриковна – по-настоящему болеет душой за всех нас, нашу работу, за судьбу родного медучреждения. Очень чуткая, внимательная и отзывчивая наставница. Вообще, коллектив у нас молодой и веселый, в целом атмосфера благоприятная, работать не скучно!

Ольге Павловне остался год до получения высшего экономического образования, и она говорит, что не хочет оставлять медицину, но то состояние, в каком она находится сегодня, пока не внушает поводов для оптимизма.

– Я ведь и пошла учиться на экономиста, чтобы обеспечить себе тыл, «запасной аэродром», – говорит старшая сестра. – Медицина в России пока не дает возможности нормально жить, рожать и воспитывать детей. Это для меня, скорее, как хобби, для души, но в любом случае мои мозги, мои навыки, знания и умения будут востребованы, по меньшей мере, для близких, друзей, родственников. Также я намерена подтверждать свой сертификат. Но если предложат действительно перспективное место и хорошую должность вне сферы здравоохранения, скорее всего, уйду… Как бы я внутри этому не противилась. Я работаю шесть лет, и все время – на двух работах. Конечно, чтобы расти в медицине, необходимо получить высшее профильное образование. В последнее время все чаще задумываюсь – а нужно ли, стоит игра свеч? Тем более через год я стану дипломированным экономистом…

Из регистраторов – в операторы

Средняя сестра, Наталья Стецюк, окончила в Уссурийске Приморский краевой колледж культуры, и, приехав во Владивосток, пыталась устроиться по специальности. Но к предложенной в ДК зарплате в пять тысяч девушка оказалась не готова…

– В третьей поликлинике работала моя тезка, она была знакомой старшей сестры, – включается в разговор Наталья Павловна. –  Ольга у нее поинтересовалась, не требуются ли в поликлинику новые сотрудники. Она сказала, что нужны регистраторы. Я решила попробовать, почему нет? Принимал меня на работу Вадим Владимирович, спросил, какую я хочу зарплату. Услышав озвученную мной цифру в 25 тыс. рублей, посмеялся. Так что изначально моя зарплата в поликлинике была 8 тысяч, мизер, конечно, но все же больше чем в Доме культуры!

Наталья год проработала регистратором, а в 2011 году появилась новая программа – прикрепления населения.

– Никто заниматься ей особо не хотел, и я взяла эту обязанность на себя, – продолжает Наталья Стецюк. – С тех пор и по настоящее время плотно работаю исключительно в ней и с ней. Конечно, меняются правила, нормы, издаются новые приказы, но мы стараемся не отставать. Таким образом, я из регистраторов перешла в операторы. Но переход этот не был молниеносным, сначала я еще была регистратором-оператором, потом от работы с людьми меня постепенно оградили.

Кстати, программа по прикреплению населения благодаря инициативе и старанию молодого сотрудника была серьезно дополнена и усовершенствована.

– Каждый человек должен быть прикреплен к определенной поликлинике,  срок времени года человек не имеет права менять учреждение. Но сами знаете, какой у нас народ, здесь очень много нюансов. Кому-то не нравится обслуживание в «своем» ЛПУ, где-то нет нужного специалиста или услуги. Люди идут к нам – мы не имеем права официально прикрепить их сюда, но не можем и отказать в первичной помощи. А потом, конечно, объясняем, что пациент должен лечиться «к себя», и что поменять поликлинику можно, но только по истечении года. Здесь возникает много путаницы, спорных и конфликтных моментов, которые я «разруливаю».

Люди не понимают – поликлиника имеет право отказать, если, к примеру, превышен норматив населения «на одного терапевта». Пациенты едут с Русской, Горшкова, где есть свои, и даже новые поликлиники, но им очень нравится наша, и они предпочитают ездить сюда и стоять в очередях. Конечно, приятно, что они высоко ценят уровень квалификации наших специалистов, но они же и возмущаются, что сложно попасть на прием, что не хватает талонов. Однако эти проблемы они создают сами, наши специалисты просто физически не смогут обслужить такое количество людей – у них не десять рук, а в сутках не 48 часов… Но если человек «свой», талон он получит гарантированно – естественно, первым будет он, а не пациент, приехавший из «чужого» района.

Кстати, пока планы Натальи карьерных перспектив не касаются – молодая женщина готовится стать мамой. А после декретного отпуска будет возможность выбора – она получает во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса второе образование – психологическое, и еще сама не знает, куда повернет ее профессиональная стезя после рождения ребенка.

Медсестра от Бога

….Младшая Ирина сегодня – лучшая медсестра процедурного кабинета. В детстве хотела выучиться на ветеринарного врача, но в итоге окончила Уссурийский медицинский колледж. Получила диплом и сертификат фельдшера, отработала полтора года в реанимации, переехала во Владивосток и сначала тоже не могла найти подходящее место работы. Остановила свой выбор на дневном стационаре третьей поликлиники.

– Мне нравится моя работа, пока все устраивает, – говорит Ирина Клюева. – Коллектив замечательный – дружный, сплоченный. Может, и до главной медицинской сестры «дослужусь»…

– У Ирины Олеговны очень легкая рука, все пациенты ее хвалят и хотят попасть «на уколы» именно к ней, – добавляет заместитель главного врача по клинико-экспертной работе КГБУЗ «Владивостокская поликлиника №3» Маргарита Назарова. – Сразу видно – медсестра от Бога, это ее настоящее призвание.

Сестры убеждены, что у российской медицины есть будущее, и есть шанс занять достойную нишу в социальной структуре страны – чтобы врачи чувствовали себя обеспеченными и защищенными, а пациенты получали доступную и качественную медицинскую помощь.

– Но для этого необходимо изменить систему здравоохранения, – выражает общее «семейное» мнение Ольга. – Нужно, чтобы у «руля» медицины стояли настоящие профессионалы, а не случайные люди. У нас очень много вопросов к тем, кто, к примеру, придумал так называемые стандарты для скорой помощи. Никого не волнует, помогают они реально или нет, но фельдшер обязан выполнить определенную последовательность действий по этим стандартам. Их мог придумать только человек, далекий от медицины. Ведь каждый случай уникален, индивидуален. Пусть тогда нас всех лечит Google, «который знает все» – вбили название болезни и получили алгоритм лечения и приема лекарств. Медицина – это творчество, искусство, индивидуальный подход к каждому пациенту с учетом огромного количества его особенностей, текущего состояния здоровья, проблем в прошлом, нюансов протекания заболевания и пр.. А не всеобщая уравниловка, которая называется стандартами…

Медицина встала на финансово-экономические рельсы, здесь есть немало плюсов, но скажите, зачем нам такое довольно абсурдное понятие, как план? Как возможно планировать болезни, смертность? Мы должны радоваться, если у нас сокращается число больных, а главврачи впадают в депрессию – по плану должно быть больше, следовательно, они получат меньше денег на развитие ЛПУ, оплату труда сотрудников. Ведь согласно очевидной логике и элементарному здравому смыслу, чем меньше на участке больных, тем лучше поликлиника работает, тем эффективнее врачи лечат и используют рычаги профилактической медицины. Но никак не наоборот…