Июнь 19, 2017

Две судьбы – одно призвание

В рубрике используется материал сайта “ВладМедицина”. Ссылка на оригинальную статью.


Процедурная медсестра Гегине Товмасян приехала в Приморье из Армении, а медсестра хирургического отделения Ольга Кашибадзе родом из Узбекистана. Бывшие когда-то неотъемлемой частью великой империи, эти республики в начале 90-х годов прошлого века ушли в автономное плавание, но после развала СССР не всем его гражданам нашлось место под теплым южным солнцем. Уже не один год их вторая родина – Владивосток, а место работы – КГБУЗ «Владивостокская поликлиника №3», которая стала надежным и гостеприимным пристанищем. Они обе умеют не только профессионально выполнять свои прямые обязанности, но и душевно поговорить с пациентами, обсудить их житейские и медицинские проблемы, делясь с окружающими частичкой своей широкой души и по-настоящему большого, доброго и любящего сердца.

Родом из рая
Гегине Товмасян родилась в Армении, в замечательном курортном городе Джермук, укрытом в живописном плато, который славится высокими горными хребтами, альпийскими лугами, густыми лесами, минеральными источниками и величественным 70-метровым водопадом. Про этот город знаменитый американский писатель Уильям Сароян сказал так: «Армянский мир – настоящий рай, и его венцом является Джермук».
– На моей родине расположены прекрасные санатории и лечебницы, и, конечно, самая актуальная и востребованная профессия здесь – медсестра, – улыбается Гегине Белифоновна. – В нашей стране, особенно в советское время, авторитет людей в белых халатах был абсолютным и непререкаемым. В здравницы Джермука приезжало много русских, это был один из самых популярных лечебно-оздоровительных курортов СССР. И никаких межнациональных конфликтов и разногласий тогда не было, жили мы в дружбе и согласии.  Медицинское училище я окончила в Ереване в 1988 году, вышла замуж за Людвика Степаняна. Будущий супруг родился в небольшом живописном городке Сисиан на юге Армении, расположенном на обоих берегах реки Воротан. Когда ему исполнилось 10 лет, семья переехала в Ереван, и они каждое лето приезжали к родственникам в Джермук, которые жили по соседству с нами. Мы познакомились еще маленькими, и детская дружба переросла в настоящую крепкую любовь.
После училища я вернулась в родной Джермук, но уже наступали тяжелые времена, и подходящей работы я не нашла, опять уехала в столицу Армении. Там устроилась в студенческую поликлинику, которая обслуживала три факультета Политехнического института. Мы делали уколы и прививки, проводили медосмотры.
В общей сложности Гегине Товмасян проработала в там 10 лет, за это время родила двоих детей. Развал еще недавно казавшегося могучим и нерушимым Союза переживала тяжело, хотя на первых порах свобода и независимость республики виделись единственно возможной радужной перспективой. Так, в 1988 году подруга Эсмиральда уговорила принять участие в массовой демонстрации за воссоединение Армении и Нагорного Карабаха, и молодые девушки с энтузиазмом и радостью подхватили новые политические призывы. Это уже позже она поняла, какую жестокую и кровавую цену пришлось заплатить  армянскому народу за свой суверенитет.
Ностальгия по СССР
– Нам сегодня говорят: вы ничего не понимаете и не знаете обо всех ужасах коммунистического режима, а я доверяю своим личным воспоминаниям и ощущениям, – делится медсестра третьей поликлиники. – А при СССР мы хорошо жили – дружно, весело, интересно, в едином трудовом порыве. Помню, как на заработанные в совхозе деньги, мы, 14-летние мальчишки и девчонки, сами ездили на экскурсии в Москву, Ленинград и Тбилиси, жадно впитывали новые впечатления. Когда Армения отделилась, зарабатывать стало тяжело, сестра Наталья уехала во Владивосток, занялась здесь торговлей овощами и звала нас мужем. Сначала приехали просто погостить, потом потихоньку начали помогать в их торговых делах, оставались надолго, окончательно переехали в 2000-м году. После закрытия рынка на Нейбута остро встал вопрос, как жить дальше. Сыну Ваграму было шесть лет, когда он в первый раз увидел Приморье, ехали мы на поезде зимой, и он с отчаянием смотрел из окна на занесенные снегом крыши домов, потом хлопнул ладошкой по столу: «Мама, куда ты меня везешь, а ну давай обратно в Армению!». Интересно, но сейчас дочь Мариета хочет вернуться на родину, а сын – ни в какую, говорит, что здесь его место, и жить он будет только во Владивостоке.
Кстати, дочку мы назвали в честь моей свекрови, его родители Юрий Степанян и Мариета Торосян живут в Ереване. Они приезжали во Владивосток, и даже три года здесь прожили, но потом вернулись на родину. Конечно, мы им всегда помогаем, и супруг постоянно заботиться о своих родителях, навещает их. У нас, армян, принято с глубоким почтением и уважением относиться к старшим, ухаживать за ними. К сожалению, моих мамы папы Асмик (в переводе с армянского – Жасмин) и Белифона Товмасян уже нет в живых. Они переехали во Владивосток вместе с нами, и умерли уже здесь, на приморской земле. Дети сейчас совсем взрослые и самостоятельные, и, несмотря на мои просьбы, с медициной свою судьбу связывать не захотели, получили юридическое образование.
Гегине Товмасян с грустью признается, что, как и многие другие армянские семьи, они и на родной земле уже фактически чужие, и в России своими не стали:
– Нет, я не жалуюсь – относятся к нам хорошо, косо не смотрят, никаких притеснений по национальному признаку мы не испытываем. Но все равно обидно, что раньше были одной страной и одним дружным многонациональным народом, а сегодня представляем разные государства. Зато в каком-то смысле обогащаем друг друга, с интересом узнаем о русских традициях, и сами делимся своими приметами и обычаями. Недавно моя коллега медсестра купила машину, я ей говорю: когда поставишь своего железного коня во двор, разбей о колесо яйцо – примета такая у нас, чтобы служила хорошо и исправно, в аварии не попадала.
Возвращение в специальность
Когда кормивший семью рынок закрылся, Гегине Белифоновна сначала стала искать работу в торговле, но вспомнила о своей основной медицинской специальности, и наткнулась на объявление, что в поликлинику №3, расположенную недалеко от дома, требуются медсестры. Решила не звонить, чтобы вдруг не оттолкнул армянский акцент, а лично прийти на собеседование. Приняли ее тепло и радушно, единственная проблема была в том, что срок действия сертификата уже истек.
– Меня отправили на учебу, а на это время предложили поработать в регистратуре, и я, конечно, согласилась, тем более это хорошая возможность познакомиться с учреждением изнутри, адаптироваться в коллективе, – рассказывает Гегине Товмасян. – Все-таки я 13 лет не работала по специальности, это серьезный перерыв, многое забыла. Я от всей души благодарна сотрудникам и администрации поликлиники – все мне с радостью помогали, объясняли, давали советы и рекомендации. Проработала в регистратуре три месяца, успешно окончила учебные курсы, и меня приняли на должность медсестры процедурного кабинета. Также в прошлом году я подтвердила свою первую категорию.
Мне здесь очень нравится – в Ереване в студенческой поликлинике я занималась в основном бумажной работой, заполняла медицинскую документацию, а здесь всегда непосредственный контакт с людьми, живое общение. На первых порах очень боялась делать уколы, но быстро освоилась, стало по-настоящему интересно, пациенты тоже довольны, не жалуются. Здесь работают замечательные врачи и мои коллеги медсестры, это крепкие профессионалы и душевные и приятные в общении люди. За четыре года я не услышала от них ни одного дурного слова, мы никогда не ссоримся и не ругаемся. Кстати, сестра также оставила торговые дела, и сейчас работает, как и я, медсестрой в детской поликлинике.
Гегине Белифоновна убеждена, что каждая медсестра должна обязательно обладать такими качествами, как отзывчивость, доброта, милосердие, терпение иумение слушать пациента, сопереживать его проблемам. И люди платят ей той же монетой, любят – за легкую руку, веселый нрав и доброе сердце.
Жизнь на два города


Медсестра хирургического отделения Ольга Кашибадзе появилась на свет в Ташкенте – легендарном древнем городе и одновременно современном мегаполисе, расположенном в плодородном оазисе долины реки Чирчик, на высоте 440-480 м над уровнем моря. Здесь многочисленные паркии скверы изобилуют очаровательными фонтанами, тенистые аллеи дарят долгожданную прохладу знойным летом, а широкие улицы и проспекты позволяют почувствовать грандиозный масштаб города. Даже высокие пики предгорий Тянь-Шаня, которые хорошо видны в ясную погоду, служат экзотическим фоном бесконечно любимому, шумящему людскому муравейнику, соединившему в себе вековую мудрость Востока и бесшабашную удаль юности.
Мама Ольги Константиновны – русская, попала в солнечный Узбекистан из сурового и холодного сибирского города Братска по распределению, работала химиком-лаборантом, вышла замуж за грузина. Когда девушке исполнилось 18 лет, семья перебралась в Благовещенск, еще перед развалом СССР. Но национальные проблемы в республике уже обозначались, русскоязычным жителям явно давали понять, что им место у себя на родине. Благовещенск – тоже в своем роде уникальный и старейший город Дальнего Востока, названный так в честь заложенного в 1858 г. храма во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Лишь волны Амура (у китайцев – Хэйлундзяна, «реки черного дракона») отделяют его от города Хэйхэ, куда зимой по льду на автобусах, а летом на катере постоянно ездят местные жители. И китайцы, и русские говорят, что река не разъединяет, а объединяет народы двух стран, тем более в декабре прошлого года начал реализовываться совместный проект по строительству  моста через Амур, который свяжет эти города, и будет способствовать укреплению дружбы между Россией и Поднебесной.
– В Благовещенске рядом с домом находилась детская стоматологическая поликлиника, с финансами в семье было тяжело, и я устроилась туда санитаркой, – вспоминает Ольга Константиновна. –  Окончила медицинский колледж, и начала работать там же медсестрой, потом ушла в частную стоматологию. 15 лет назад познакомилась с будущим мужем, уроженцем Владивостока, который жил и работал в приморской столице водителем-механиком. И мы стали жить на два города, мотались туда-сюда. Во Владивостоке я заочно училась в медицинском институте по специальности «фармацевт-провизор», а работать продолжала в Благовещенске на геологическом предприятии врачом по выпуску водителей, проводила предрейсовые и послерейсовые медицинские осмотры.
Окончательное решение обосноваться в приморской столице созрело три года назад после рождения здесь ребенка. Фармацевтом устроиться не удалось – везде требовались специалисты с опытом работы, хотя общий медицинский стаж Ольги Константиновны – 22 года.
Уверенность в завтрашнем дне
– Старшая медсестра хирургического отделения, которую я хорошо знаю, сообщила мне, что у них освободилась вакансия, так я оказалась во Владивостокской поликлинике №3, – отмечает Ольга Кашибадзе. – Я быстро влилась в новый коллектив, без труда в нем освоилась – люди здесь работают действительно замечательные, добрые и открытые. Работаю всего три месяца, и меня все устраивает, тем более всегда интересно поменять профиль деятельности. Здесь есть своя специфика, я сижу на приеме вместе с двумя врачами – хирургом Анной Налединой и нейрохирургом Сергеем Ашетовым, помогаю на операциях, делаю перевязки, заполняю журналы.
По мнению медсестры, работа в медицине требует не только высокого профессионализма, постоянного совершенствования навыков и мастерства, повышения квалификации, но и глубоких знаний в области этики и деонтологии, взаимоуважения, требовательности к себе и терпимости к окружающим.
И Гегине Товмасян, и Ольга Кашибадзе связывают свою дальнейшую профессиональную судьбу обязательно с медициной и «третьей» поликлиникой Владивостока. Здесь они окончательно уверились в своем призвании – помогать людям, быть для пациентов поддержкой и опорой, нашли свое место в жизни, надежную гавань, дающую спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.
Со слов специалиста отдела кадров Вероники Шефер и главного врача Вадима Олейника, в КГБУЗ «Владивостокская поликлиника №3» всегда рады и терапевтам, и клиническим психологам, и фельдшерам, и медсестрам, и другим медицинским специалистам с любого региона нашей страны для повышения доступности медпомощи населению.